Геноцид казаков в Советской России и СССР: 1918-1933 гг.

В монографии рассматривается концепция преднамеренной, насильственной аннигиляции казаков как самобытного этноса (этнокультурного сообщества) в период становления отечественной государственной системы РСФСР и СССР в 1918-1933 гг. Впервые в ответственной историографии предпринята попытка комплексной оценки различных технологий государственного подавления и террора (демоцид, этноцид, культуроцид и т. д.), осуществленных против казацкого населения Юга и Востока России карательными органами Советского государства. Подробно рассматриваются международно-правовые аспекты квалификации геноцида казаков как события преступления против человечества. Исследование основано на традиционной методологии анализа и сопоставления сведений обширного корпуса документов из государственных архивов Российской Федерации, историографической литературы, свидетельских и мемуарных материалов.

ОГЛАВЛЕНИЕ

КАЗАЦКАЯ ПАМЯТЬ О ГЕНОЦИДЕ: вместо предисловия – 9
Глава I. КАЗАКИ: самобытный народ или русское сословие? – 23
Российские историки-энциклопедисты о происхождении казацкой этничности. — Историк Русского Зарубежья Н.И. Ульянов об этнополитической сущности казаков Запорожской Сечи.— Академическая наука Российской империи XVIII — середины XIX вв. не усматривала в казаках русский субэтнос. — Конструирование «казачьего сословия» в период царствования Александра II.— Различие этнопсихологических мотиваций казаков и великорусов. — Кровавые казацко-русские эксцессы накануне Революции 1917 г. — Казацкое чувство Гавриила Солодухина. — Размышления очевидцев о казацкой этничности. — Архетипы казаков и великорусов, предопределившие ход и исход Русской Революции.
Глава II. «РАСКАЗАЧИВАНИЕ» КАЗАКОВ: факты этнополитики против пропаганды и лжи – 31
«Расказачивание» — универсальный термин или постсоветский эвфемизм? — Ухудшение социально-экономического положения казаков в Российской империи к рубежу XX в. — Бытие казаков в фокусе «Законов о воинской повинности казачьих войск». — Роковые последствия переселенческого законодательства Александра II.— Великая бессмысленная война. — «Расказачивание» казацкого сословия не имело альтернативы. — Подмена квалификации преступления геноцида терминологией «расказачивания». — «Декрет о земле» как онтологическая причина государственного террора Советского режима. — Расказачивание: действительный смысл исторического события.
Глава III. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕРРОР: формы и этапы геноцида народа казаков – 71
Крах надежд на справедливую оценку советского тоталитаризма в современной Росфедерации. — Смысловая девальвация термина «репрессии» в российской исторической науке. — Репрессии и геноцид: основные смысловые различия. — Репрессивная политика Петра I в отношении казаков. — Миф об отсутствии документальных свидетельств события геноцида казаков. — Государственный террор РСФСР в Горной Кубани в период окончания Гражданской войны. — Совместная повстанческая борьба казаков и горцев на Кубани. — Целенаправленное уничтожение мужской части казацкого этноса. — Преступление геноцида: смысл термина и аспекты квалификации. — Формы преступления геноцида. — Косвенный геноцид и демонизация казацкого сообщества Советским режимом. — Стадии уничтожения казацкого народа государственной системой РСФСР-СССР.
Глава IV. НА НАКОВАЛЬНЕ СОВЕТОВ ПОД МОЛОТОМ «ИНОГОРОДНИХ»: этнополитические противоречия на землях Присуда – 109
Фактор империи: немцы, казаки и украинцы под флагом Российской державы. — «Империя наоборот». — Миф о «господствующей в государстве нации». — Имперская фобия о «казацком сепаратизме». — Трагическая судьба историка-энциклопедиста Василия Сухорукова. — Имперская идея о «русификации» казаков. — Массовый поток мигрантов на земли Присуда на рубеже XIX-XX вв. — Эвфемизмы империи в борьбе с казацкой этничностъю. — Межэтнические противоречия: причина поддержки режима РКП(б) неказацким населением Присуда. — «Иногородние» переселенцы в борьбе против «народа-помещика». — Девиантность великорусской этносоциальной среды на рубеже XX века. — Резкое нарастание межэтнической напряженности на землях Присуда в 1918 г. — Борьба за сохранение казацких начал в азиатских Войсках. — «Русская сущность» политики РКП (б) на землях Присуда: 1918-1922 гг. — Единое мнение Сталина и Быкадорова при оценке вклада русского населения в победу режима РКП (б) в Гражданской войне. — Главная причина военно-политического разгрома Белого движения.
Глава V. НАКАНУНЕ ГЕНОЦИДА: роковой жребий атамана Каледина – 139
В истоке геноцида: Закон РСФСР от 21 января 1918 г. о социализации земли. — Невнятная политическая позиция казацкой военной элиты по вопросу восстановления автономий Казацких Войск. — Старт Русской Революции: первые этнополитические инициативы казацкого сообщества и натиск «иногородних». — Донской Войсковой Круг и восстановление демократической процедуры избрания Войскового атамана ВД. — «Русский путь» генерала Алексея Каледина. — «Атаман-Печаль». — Исчерпанность геополитического проекта «Национальная Россия». — Фатальная этнополитическая ошибка Донского правительства Каледина. — Иллюзорность надежд Белого движения на «неминуемое восстание русского народа против иудо-болъшевиков». — Потерянный шанс на создание этнополитического союза казаков с коренным крестьянством Присуда. — Политический крах «Атамана-Печаль».
Глава VI. «УНИЧТОЖИТЬ КАЗАЧЕСТВО В ЦЕЛОМ»: карательный период геноцида казаков 1918-1922 гг. – 199
Гаагская конвенция 1907 г. о законах и обычаях сухопутной войны. — Юрисдикция Международного военного трибунала. — Зверства Красной Гвардии на Дону: зима-весна 1918 г. — Курс РКП (б) на раскол казацкого сообщества. — Национальная война казаков на Дону. — Красный террор на Кубани в 1918 г. — Миф о «еврейской доминанте» в зверствах большевиков. — Всевеликое Войско Донское и попытка решения проблемы «иногородних». — Донбюро ЦК РКП (б), Сергей Сырцов и доктрина геноцида казачества. — Трагедия казацких этнических коллаборантов. — Директива Оргбюро ЦК РКП(б) от 24 января 1919 г. о поголовном истреблении казачества. — Геноцид казаков в зоне оккупации войск РККА в 1919 г. — Ставка на демоцид: генеральная линия «казачьей» политики РКП (б). — Миф о «приостановке» действия январской 1919 г. директивы Оргбюро ЦК о «поголовном истреблении». — Обреченность военно-политического курса командования ВСЮР. — «Косметические поправки» в программе геноцида: конец 1919 — начало 1920 гг. — Официальное признание казаков «русскими» и конец иллюзий о «советской автономии казаков». — Резкое усиление демоцида на землях бывших Казацких Войск: 1920 г. — Государственный террор, система заложничества и концлагеря на Кубани: 1920-1922 гг. — Этнические казаки: основа повстанческих формирований на Юге России. — Уничтожение казацкого населения Уральского Войска. — Процессы этнополитической аннигиляции казачества в Оренбуржье и Сибири. — Геноцид славянского населения в Прибалхашье. Семиреченская земельноводная реформа 1921-1922 гг. — Этнические чистки и депортации казаков Терского Войска: 1920-1921 гг. — Особенности демоцида казацкого населения Алтая и Восточной Сибири в период завершения Гражданской войны. — Демографическая катастрофа казаков как результат государственной политики РСФСР 1918-1922 гг.
Глава VII. «НАЦИОНАЛЬНОСТЬ МЕШАЕТ СОВЕТИЗАЦИИ»: этноцид казацкого народа 1922-1928 гг. – 373
Отрицательная «селекция» демоцида Советского режима и витальная усталость казаков в результате поражений и потерь в Гражданской войне. — Курс на этнокультурную аннигиляцию казаков: переход Советского режима к политике этноцида в казацких регионах Юга и Востока России. — Идеологическая подготовка режима РКП (б) к использованию методик этноцида для уничтожения традиционных ценностей «казацкого мира». — Специальная комиссия ЦК РКП (б) для изучения положения казачества: попытка Советского режима объективно оценить состояние казацкой этнокорпоративной системы. — Органичные антисоветские настроения казаков. Демографическое и этнополитическое положение казацкого населения Юга России на рубеже 1925 г. — Формула «казацкого наказа» для установления лояльного отношения казаков к Советскому режиму. — Иллюзорность казацких надежд на обретение равных с другими народами СССР политических прав и условий для этнического развития. — Военная служба в рядах РККА как эффективный механизм этнокультурной аннигиляции казацкой молодежи в русско-советской среде. — Советские амнистии для «белоказаков»: изощренная методика режима РКП (б) по максимально полному ослаблению генофонда казацкого народа. — Уничтожение всех основ традиционной казацкой культуры: важная этнополитическая задача Советского режима на Юге России во второй половине 1920-х гг. — Крах усилий советского агитпропа по провоцированию внутреннего раскола в казацком сообществе. — Отказ казацкого населения от «ценностей» интернационального советского пролеткульта. — Этнополитические меры Советского режима по подготовке преступления Голодомора в основных хлебородных регионах России и Украины. — Нищета, унижение и безысходность: страшное бытие казаков в «интернациональном гетто» Страны Советов. — На старте «великого перелома»: новый этап повстанческой борьбы казаков с оккупационным режимом ВКП (б) на рубеже 1930-х гг.
Глава VIII. УБИЙСТВО ГОЛОДОМ: Голодомор казаков 1930-1933 гг. – 437
Голодание, голод, Голодомор: смыслы и критерии применения терминов. — Этнополитическая специфика Голодомора 1932—1933 гг. — Миф о непредумышленном, ситуационно возникшем летальном голоде. — Превентивный удар Советского режима по казацкому и украинскому сопротивлению коллективизации. — 1928-1929 гг.: период окончательной ликвидации состоятельного слоя казацкого народа. — 1930-1931 гг.: период «массовых операций» административно-карательной машины СССР против казаков-середняков. — Процесс разрушения казацкой этносферы накануне Голодомора. — Начало Голодомора: полное разграбление продовольственных запасов селян Северного Кавказа и Украины. — «Скотская работа» казацкого населения Кубани и Дона. — Оккупационно-колонизаторская политика Советского режима в Украине и на Юге России. — «Сталинский апостол» Лазарь Каганович. — Государственный террор комиссии Кагановича и ОГПУ на Северном Кавказе. — Тихорецкое восстание: последнее массовое вооруженное сопротивление казаков Кубани. — Система «черных досок»: технология изощренного геноцида. — Массовые этнические чистки в казацких станицах Северного Кавказа. — Массовые депортации казаков как преступление геноцида. — Дискриминация казацкого населения на землях Присуда в период Голодомора. — Декабрь 1931 г.: системно организованный старт Голодомора на Юге России. — Специальные меры Советского режима по усилению летального эффекта системы Голодомора. — Людоедство и трупоедство на Кубани в 1932-1933 гг. — Детская смертность на Юге России в период Голодомора. — Демографические потери населения Северного Кавказа в 1932-1933 гг. — Уничтожение народа казаков: основная этнополитическая задача системы Голодомора на Юге России. — Код смерти: целенаправленное уничтожение Советским режимом трех поколений казацкого населения Дона, Кубани и Терека. Всеобщее разрушение казацкой этносферы.
Заключение – 603
Список сокращений – 612
Библиография – 616

Добавить комментарий